Нефтяная тревога российской экономики

Тревога на фоне макроэкономической стабильности - таков лейтмотив аналитического доклада Министерства экономического развития и торговли РФ, который был представлен на заседании российского правительства, подводившего итоги экономического развития страны за девять месяцев текущего года.

Управляемая инфляция в запланированных рамках, стабильный рубль, уверенно растущие резервы Центрального банка, достигшие исторического максимума в 46,4 млрд долл, положительная динамика ВВП (4 проц с января по август) - все эти неоспоримые признаки макроэкономической стабилизации, о которых в начале года всего лишь осторожно мечтали, уже не вызывают у аналитиков Минэкономразвития безудержного оптимизма. Причина проста: основания этой стабильности, как показывает экономический анализ, не так стабильны как хотелось бы.

Тревожные нотки прозвучали уже в начале заседания, когда премьер-министр Михаил Касьянов обратил внимание на то, что структура экономики не меняется в пользу перерабатывающей промышленности, а следовательно, не снижается и ее зависимость от экспорта сырья. "При серьезном изменении цен на товары традиционного экспорта экономика может быть подвергнута серьезным испытаниям", - сказал Касьянов.

В опубликованном накануне докладе Всемирного банка та же тенденция определена более жестко: зависимость российской экономики от экспорта, прежде всего нефтяного, в последние месяцы возросла. Российский экономический рост все больше базируется на достижениях нефтяной отрасли, она дирижирует потоками инвестиций, обеспечивает загрузку смежных отраслей, наполняет резервы Центрального банка.

"Нефть - локомотив отечественной экономики, и это плохо" - фраза такого рода в тех или иных вариациях воспроизводится в высших управленческих сферах страны уже не первое десятилетие. Причем речь идет не об ограничении аппетитов нефтяного лидера, а о том, чтобы подтянуть до его уровня других. Но как это сделать, если запасы "черного золота" обильны, нефть востребована на мировых рынках, цены на нее высоки и с лихвой покрывают себестоимость добычи и транспортировки? Никакая другая отрасль в России, кроме газовой, не имеет столь благоприятных конкурентных преимуществ, как нефтяная. А значит, не может столь же быстро расти.

Впрочем, сетовать в этой ситуации на нефтяников было бы неблагодарно. Когда мировые цены на нефть высоки, уровень жизни в России повышается, а государственные финансы в полном порядке, что, кстати, имеет место и сегодня. Отчего же тревожится правительство? Дело в том, что рано или поздно нефтяные цены опускаются. И тогда уровень жизни быстро падает, инфляция растет, а экономика в лучшем случае стоит на месте.

Основная трудность России заключается в ее двояком положении. Она действительно один из крупнейших мировых поставщиков нефти. Но при этом не контролирует нефтяной рынок, цены на нем формируются - иногда другими продавцами, иногда покупателями, а чаще всего обоими вместе - практически без ее участия. Россия может быть независимым игроком на рынке нефти - но только с точки зрения самостоятельного выбора объема поставок. Управлять мировыми нефтяными ценами столь же легко, как курсом рубля к доллару или внутренней инфляцией российское правительство пока не научилось.

И оно откровенно признается в этом, когда говорит, что односторонняя привязка экономики к нефти чревата для нее "серьезными последствиями". Вот только каковы могут быть эти последствия? Иными словами, каков запас прочности нашей экономики, накопленный за период "макроэкономической стабильности" и насколько ее хватит, если нефтяные цены, следуя за мировой политической динамикой и конъюнктурой экономических циклов, все-таки пойдут вниз?

Представители правительства уже так или иначе отвечали на этот вопрос. В ближайшие годы России не грозит дефолт, взятая под контроль инфляция будет снижаться, курс национальной валюты останется стабильным. Очень мало оснований подвергать эти заявления сомнению, особенно учитывая прочную профицитную конструкцию бюджета и немалые размеры золотовалютных резервов ЦБ.

И все-таки вопрос о российской нефти выходит за рамки отдельно взятого дефолта. В ХХ веке нефть для ряда стран стала тем сырьем, которое обеспечило их экономический и технологический прогресс. Другим обильные запасы нефти принесли нефтедоллары и - на какое-то время - национальный комфорт. Третьим опора на нефть не дала почти ничего, кроме зависимости от мировой нефтяной конъюнктуры и хронического отставания от экономических лидеров.

По какому пути пойдет Россия? Она претендует на четвертый путь - с нефтью, но без нефтяной зависимости. Идти по нему быстро и легко пока не получается. Это и неудивительно, ведь за несколько месяцев не исправишь то, что складывалось десятилетиями. Но исправлять все равно придется - другого пути у нас просто нет.

 

РИА Новости
31.10.2002 12:30

Страница сгенерирована 19.10.2019 22:25